Энергосервисные контракты

     Выступление директора направления «городское хозяйство» фонда института экономики города  С. Б. Сиваева.

    Как заключать энергосервисные контракты на период  длиннее,  чем бюджетный цикл. Т. е. подписывая такой контракт, органы власти обязуются соблюдать некие правила оплаты услуг за пределами бюджетного цикла. Российское юридическое поле такое допускает потому, что наше бюджетное законодательство в своей концепции, (на практике всё бывает по-разному), формируется таким образом, что бюджеты текущего периода должны отражать принятые обязательства. Не столько формировать их, сколько отражать.  В рамках российского законодательства мы можем подписывать такие контракты, если они формируются в рамках целевых программ. Т. е. если целевые программы предусматривают расходы, то эти расходы должны подтверждаться договорными обязательствами и отражаются в текущих бюджетах.  Другое дело, что, как правило, у нас всё это плохо сбалансировано. Мы не знаем доходной базы будущих периодов и это элемент серьёзных рисков. Но это риски не правовые - это риски фактического исполнения обязательств.

    В международной практике энергосервисы в первую очередь формировались как заказы публичных органов. А если посмотреть на последующее развитие? В настоящее время энергосервисы тяготеют опять таки, на здания, имеющие определённые специфические характеристики, связанные с их управлением и эксплуатацией. Это в основном коммерческие офисные здания, складские помещения, публичные помещения вокзалов, концертных залов, бассейны, и т. д. В основном там, где наблюдается большое энергопотребление.

    Кто является игроком, кто, как правило, оказывает энергосервисные услуги? И какие договоры в связи с этим заключаются?

    Эта тема позволит нам перейти ближе к применительной практике. Выяснить, что можно делать в российских условиях. Можно выделить четыре заинтересованные группы тех, кто занимается энергосервисом. К первой группе, она и возникла самой первой, можно отнести производителей энергосервисного оборудования. Тот, кто производит счётчики,  кто производит регуляторы, связанные с оптимизацией потребления энергоресурсов - как правило, оказываются и самыми заинтересованными в том, чтобы оказывать энергосервисные услуги на зданиях. То же самое происходит и в России. Достаточно большое количество появившихся энергосервисных компаний (ЭСКО), которые заключают договоры-подряды на поставки оборудования в рассрочку - это представители производителей оборудования. Главная движущая сила в России, в настоящий момент - именно такие организации.

    В международной практике вторыми, заинтересованными в энергосервисе (с почти равными объёмами услуг), как ни странно, оказались ресурсоснабжающие организации. В российских условиях это достаточно странная позиция потому, что энергосервис ресурсоснабжающих организаций означает, что они сознательно сокращают объём своих поставок и услуг, объём продаж. Такая мазахисткая штука - работа против своих интересов.  В нашей практике, когда ресурсник занимается энергосервисом,  есть большая хитрость. Алгоритм, как правило, следующий: поставками энергии занимаюсь здесь, а энергосервисом в другом месте.  Потому, что сам себе объём реализации сокращать не хочу.

    Почему такой фокус удаётся на западе? Причины здесь две. Первая в том, что многие энергоснабжающие сектора высококонкурентны. А генерация энергии, почти всегда сочетание поставок электроэнергии и оптимизация энергопотребления. Такая политика для западных компаний - это дополнительная возможность  рыночного позиционирования себя в высококонкурентной среде. Там где поставки осуществляет не монопольный сектор, а конкурентный, сочетание поставок электроэнергии и предложения по энергосервису - это дополнительное преимущество, которое может заинтересовать потребителя. Так бывает в электроэнергетике иногда в теплоснабжении, но последнее ограниченно. Конкурентное теплоснабжение для Европы не характерно, в штатах это возможно. В Европе конкурентное теплоснабжение только ближе к югу, к примеру, это возможно во Франции. Вся центральная и северная Европа исключительно централизованное теплоснабжение и в этой связи монопольные поставки тепла.

    Второй мотив связан с регулированием монопольных поставок теплоснабжения в частности в Германии. Они же пытаются такие подходы реализовать в России и очень удивляются, почему это не работает. Что происходит у немцев. У немцев вот такая штука. Когда у них регулируют, например тарифы на теплоснабжение, то занимают следующие позиции: принимается, что при регулируемых тарифах инвестиции в сокращение потребления ресурсов у потребителя замещают инвестиции в создание новых мощностей у поставщика. Т. е. поставщик говорит, что ему нужно для того, чтобы подключить новых потребителей: мои мощности на пределе и у меня есть два варианта, либо я должен строить новые мощности, либо готов заняться проблемой повышения энергоэффективности у существующих потребителей, а освободившиеся мощности предоставить новым потребителям. Логика заключается в том, что вся система настроена таким образом, что дешевле сократить потребление у существующих потребителей, чем создавать новые мощности. Дополнительно это связанно с парниковыми газами и со всякими политическими эффектами. Но главный мотив то, что ресурсники заинтересованы в сокращение потребления ресурсов у потребителей для того, чтобы не строить новые мощности. Существующие настроения и взгляды общества на экологию и ресурсосбережение, в конечном счёте - выстраивают бизнес процесс таким образом, что это интересно ресурсникам. Для России тема пока никак не обозначенная, поэтому не имеет смысла эту тему затрагивать. Возможно, мы когда - то и построим такую систему, но это не сегодняшний день.

    Это второй игрок. Первые - поставщики оборудования, вторые - ресурсники. Третьи игроки - это компании, занимающиеся управлением недвижимостью. Бизнес, связанный с энергоэффективностью, очень часто является составной частью бизнеса по управлению объектами недвижимости. Это очень тесные бизнесы, которые соединяются вместе, поэтому третий игрок в этом секторе управляющие компании. Ну и четвёртые - это независимые игроки,  появившиеся в последнее время в рамках энергосервисных процедур.

    Виды энергосервисных контрактов

    Как устроенны энергосервисные контракты и как распределяются риски связанные с финансированием услуг энергосервиса.

    В аналитическом материале Всемирного банка выделено 12 видов энергосервисных контрактов. Рассмотрим несколько из них, только те, которые формируют базовое  пространство и имеют перспективу применения в России. Главный вопрос, на который необходимо ответить в рамках выбора энергосервисного контракта, кто возьмёт  на себе риски связанные с результатами по энергоэффективности?  Ясно, что за базовый подход нужно принять, что такие риски должны принимать на себя те, кто занимается энергоэффективностью профессионально. Те, кто понимает, какие мероприятия нужно провести, чтобы энергоэффективность была достигнута. Но так происходит только в том случае если в рамках взаимодействия с заказчиком можно договориться о длительном периоде оплаты договора  по достигнутым результатом энергоэффективности., В Западной Европе и на постсоветском пространстве достаточно много случаев оплаты мероприятий по энергосервису заказчиком (бюджетом), а те кто оказывает услуги по энергосервису  гарантирует,  что эти результаты будут сохраняться на протяжение длительного периода. И если эти результаты не подтверждаются, на них накладываются определённые штрафные санкции. Совсем недавно договоры такого формата такие контракты по энергосервису были заключены на Украине. Почему именно там, потому что Украинское бюджетное законодательство не позволяло заключать контракты на длительный период, длиннее бюджетного цикла. Поэтому контракт заключался таким образом. Бюджет брал кредит, под оплату этих контрактов. Кредит предоставляли, как правило, международные финансовые институты, в частности Европейский банк, оплачивал сразу все мероприятия связанные с энергосбережением в бюджетных зданий, а та компания, которая их выполняла принимала на себя обязательства, что на протяжении семи лет эффект от энергосбережения будет и заключала договор на обслуживания того оборудования которое было поставлено в рамках энергосервисного контракта. Работы все оплачены и если, что связанное с энергоэффективностью не будет соблюдаться то они должны нести некие штрафные санкции. Какие риски? Риски очевидные. Что случится с этой компанией? Вдруг она исчезнет, за услуги она деньги уже получила, значит если она ответственна, то она свои обязательства будет исполнять, но если вдруг с ней что то произойдёт и её вдруг не станет, то в общем- то, ищи ветра в поле, деньги потрачены, а будет ли эффект или нет неизвестно. Собственно логика в том, что полученный эффект должен служить основанием для возврата того кредита который муниципалитет взял в данном случае у Европейского банка. Точно так же это происходило и в Европе, когда необходимо было запустить аналогичные проекты. Там точно так же частники не очень верили бюджету. Не верили, что бюджет на протяжении семи лет будет с ними расплачиваться. И когда необходимо  было запустить проект, в таких случаях бюджет брал на себя оплату, а частник нёс ответственность за техническую реализацию и результат. Постепенно таких контрактов в Европе почти не осталось, а вот на постсоветском пространстве они иногда заключаются. Но это скорее исключение, чем правило.

    Классический энергосервисный контракт, по - английски называется «энерджи перфоманс (energy performance contract)». Это контракт с целевыми показателями деятельности и основан на том, что риски связанные с оплатой работ принимает на себя частный бизнес, т. е. подрядчик (энергосервисная компания), а доходы (выгоды) делятся сразу между заказчиком и исполнителем.

    В чём его суть. По условиям контракта, как правило, исполнитель принимает на себя ответственность за выполнение некоторых мероприятий связанных с энергосбережением. Эти мероприятия согласуются с заказчиком. Как правило, в рамках данных контрактов подрядчики ограничиваются, установкой энергосберегающего оборудования. В рамках таких контрактов возможности оптимизировать технологические параметры работы здания, привязанные к циклу оказания бюджетной услуги, ограниченны. Исполнитель несёт ответственность только за мероприятия связанные с фактическим ресурсосбережением.  Ответственность за состояние здания в целом, в частности за параметры комфорта остаются за заказчиком, а не за исполнителем.

    Т. е. он обязан только поставить оборудование, оптимизировать некоторые регулирующие параметры, связанные с поставкой ресурсов и это должно дать необходимый эффект. При этом все вопросы, заключения договоров, связанные с ресурсоснабжением здания остаются за заказчиком. Данный тип энергосервисного контракта самый распространённый на западе и он прописан в девяносто четвёртом законе как некая возможность заключения контрактов в бюджетном секторе. Достаточно серьёзный потенциал, в принципе, у этого контракта есть.

    К недостаткам вышперечисленных энергосервисных контрактов можно отнести низкую  воспроизводимость результатов. Дело вот в чём. В рамках тех условий, которые прописаны в девяносто четвёртом законе, энергосервисная компания не отвечает за техническое обслуживание здания. Это означает, что эксплуатант должен иметь своего квалифицированного специалиста, который так организует работу всего здания, что бы эффект энергоэффективности был подтверждён. Особенно серьёзная опасность возникает за пределами действия договора тогда, когда обслуживающая компания прекратит обслуживание поставленного оборудования. За пределами действия договора очень важно, что бы установленное оборудование попало в надёжные руки, тогда этот эффект будет обеспечен. Это первая проблема.

    Вторая проблема связана с параметрами оптимизации содержания здания. Совсем не обязательно ночью и в выходные дни поддерживать температуру в школьных помещениях на уровне 22° С если к примеру утром перед занятиями её можно достаточно быстро поднять. Т. е. принципиально важно привязывать комфортные условия содержания к технологии оказания бюджетных услуг. Т. е. когда эти бюджетные услуги не оказываются, эти параметры могут быть снижены. Для этого нужно иметь возможность это делать и иметь экономический интерес этим заниматься. Если эти параметры не совпадают то тогда экономический эффект не достигается. В этой схеме, когда за содержание здания отвечает собственник, эти вещи могут расходиться и достаточно серьёзно.

    Вторая форма энергосервисного контракта, приобретающая популярность последнее время и занимающая всё большую долю на энергосервисном рынке, называется договор полного управления. По существу договор полного управления - это серьёзный аналог хорошего договора, не пустого договора как это у нас часто бывает, а хорошего договора управления любым зданием, который включает в себя три компоненты. Обычный договор на управление включает в себя две. Первое, это обеспечение нормативного или заданного заказчиком качества содержания здания: проведение регламентных работ, техническое обслуживание,  санитарное уборка и т. д. Второй параметр - это комфортные условия нахождения в здании. Для этого управляющая компания должна заключать договоры поставки ресурсов и обеспечивать наличие воды, выдерживать заданную освещённость, комфортную температуру и т. д. Так вот договор полного  управления содержит в себе ещё третий параметр. Это принятие на себя управляющей компанией, ответственности за снижение потребления энергоресурсов в рамках этого договорного управления. Это означает, что управляющая компания выступает в роли энергосервисной компании. В рамках такого договора роль энергосервисной компании и упрваляющей компании совпадают. Дальше структурируются действия этой управляющей компании следующим образом: она заключает и договоры ресурсоснабжения, и договоры на выполнение работ, связанные с обслуживанием здания с подрядными организациями по обслуживанию зданий, и договоры инвестиционного характера, связанные с улучшением состояния здания. В случае необходимости она должна получить доступ к кредитным финансовым ресурсам, что бы иметь возможность эти работы профинансировать.

    В чём её интерес? В рамках договора с заказчиком, компания получает оплату за содержание здания и за поставленные коммунальные ресурсы, исходя из стартовых условий. Исходя из того уровня потребления коммунальных ресурсов, которые были зафиксированы на момент заключения договора. Как технически определяется эффект от энергосбережения, эта часть является очень важной составляющей договора энергосбережения но это отдельная большая тема и не будем на ней пока останавливаться. Принципиально важно другое, что после проведения мероприятий на здании, сократили потребление ресурсов, платежи ресурсникам уменьшились. Это сокращение ресурсов является источником для возврата привлечённых денег банка, оплаты работ строительных подразделений и формирования собственной прибыли. Нужно понимать, что в рамках такой деятельности утепление стен зданий невозможно. С точки зрения относительно краткосрочного инвестиционного проекта он никогда не окупится. Тем не менее, достаточное количество мероприятий в рамках таких технологий, в рамках таких договорных отношений может быть профинансировано. Вот такая конструкция энергосервисных договоров, которые называются «договоры полного управления», она сейчас абсолютно конкурентна с той формой традиционного энергосервисного контракта, где ответственность энергосервисной компании заключается только в проведении мероприятий по энергосбережению, а не в обслуживании здания в целом. В международной практике целый сегмент занимают компании по управлению недвижимостью и наибольший мотивационный интерес у этих кампаний именно к договорам полного управления.

    Возникает вопрос, а можно ли это сделать в рамках Российского бюджетного законодательства? Если исходить из формулировок энергосервиса, которые закреплены в 94 законе о госзакупках, то нельзя.  Ну и ладно! Нельзя так нельзя. На самом деле важно ведь не то, как он называется, гораздо важнее как он структурирован, какие результаты такие договоры дают. С точки зрения правовой такой сложный договор, соединения договора на управление и договора энергосервиса заключить можно, он просто не будет называться энергосервисным договором, будет называться договором на управление или по другому но ключевые параметры энергосервисного договора может в себе нести.  Вопросы с длительностью этих договоров, создания мотивационных мотивов, здесь так же непреодолимых преград нет. Есть определённые юридические риски, но они все в пределах здравого смысла. Самое главное финансистов убедить длинный договор подписать. Это, как правило, у них главная головная боль. Головная боль и то, что в законе нужно каждый год платить на 3% меньше. В течение пяти лет мы должны сократить потребление энергоресурсов в бюджетном секторе на 15%. Но не просто на 15%, а каждый год на 3%. Задача сократить на 15% вполне решаемая, но сделать равными долями конечно сложнее. На самом деле в рамках таких договоров это сделать относительно легко.

    И ещё одна важная вещь. Принципиально важно нашим финансистам понять, что чудес не бывает и сокращение коммунальных расходов на 15 % без инвестирования возможно только в одном случае, если понизить температуру в здании. Только это может привести к сокращению расходов. Если мы хотим обеспечить комфорт, это означает, что мы можем сократить расходы, только инвестируя в улучшение здания. Проведя некие мероприятия, связанные либо с утеплением стен здания, либо регулируя энергопотребление.

    Финансирование

    Специально остановлюсь как эти договоры, как эта схема должна быть профинансирована для того, чтобы всё это дело срослось.

    Базовая идея заключается в том, что в рамках энергосервисных контрактов риски, связанные с вложением денег в публичные здания,- это риски частного бизнеса. Т. е. частный бизнес сначала должен вложить деньги в рамках исполнения договора, улучшить состояние здания, получить эффект от ресурсосбережения и лишь потом, по результату, бюджетники должны с ним за это расплатиться. В этой связи возникает вопрос: готов ли он собственно деньги вкладывать в то,  что бы такие договоры выполнять. Иногда готов. Если у нас эти бизнесы представлены теми, кто производит оборудование, а это крупный капитал, то он иногда готов рискнуть собственными деньгами и тогда тема финансирования не встаёт.  Но международная практика показывает, что тема финансирования требует понимания ситуации уже на стадии заключения договоров.

    Одна из болевых точек, связанная с бюджетными зданиями - это непрофессиональное их управление. Непрофессиональное управление усугубляется ещё и тем, что идёт процесс разукрупнения бюджетного сектора и формирование отдельных юридических лиц, которым здания передаются в оперативное управление. На наш взгляд это не очень оправданный ход потому, что когда здание передаётся в оперативное управление, это означает, что ответственность за судьбу здания принимает конкретное бюджетное учреждение. Есть альтернативные механизмы, когда здание передаётся в пользование для оказания бюджетных услуг, а ответственность за состояние несёт на себе специально созданное структурное подразделение администрации. Такая схема работает в г. Сургут, где создан департамент городского хозяйства который обеспечивает эксплуатацию всех бюджетных зданий. Школы оказывают бюджетные услуги, ответственность за состояние здания это не ответственность директора, не ответственность педагогического коллектива, а ответственность той компании, которая перед департаментом городского хозяйства отвечает за содержание здания. Конечно, есть проблемы взаимодействия между теми, кто обеспечивает бюджетную услугу с теми, кто обеспечивает содержание здания. Это достаточно тонкий момент и его можно обсуждать. Но конечный результат, как правило, приводит к серьёзному выигрышу потому, что качество содержания здания повышается, мотивация тех, кто занимается этим делом, повышается и т. д.

    И тут ещё очень важный момент. Как только у вас здание в оперативном управлении (бюджетное учреждение), это означает, что оно само платит за коммунальные услуги, само может заключать договоры любого подряда, в том числе и энергосервисные. И получается, что у нас каждый энергосервисный контракт на отдельное школьное здание. Понятно, что в таких случаях удельные издержки по этому контракту очень высокие. Для финансирования таких объектов, к примеру, когда мы говорим о взаимодействии с Европейским банком нам нужно сбить пул 15-20 школьных зданий. Если за каждым зданием стоит отдельное юридическое лицо, мы должны придумать такую конструкцию контракта, когда у нас после тендера появляются 20 договоров на аналогичных условиях с каждым из этих субъектов хозяйственной деятельности. На самом деле это всё решаемые проблемы, но эти проблемы создают дополнительные серьёзные административные издержки. Поэтому, когда мы разговариваем с городами, мы стараемся предложить им такие схемы, когда ответственность за управление зданиями локализована местной администрацией в специально созданной структуре. Эта структура сама заключает договоры на поставку ресурсов, сама обеспечивает работы связанные с техническим содержанием зданий и тогда административные издержки существенно уменьшаются. Иллюзия претендовать на то, что энергосервисные контракты будут заключаться каждой отдельной школой. Школа должна заниматься качественным образованием, а не качественным содержанием здания. А у нас задача получить один большой контракт. Большой контракт - это оптовая поставка оборудования, это оптовый заказ на обслуживание этого оборудования, это удешевление всего процесса. А удешевление процесса, в конце концов, это и повышение окупаемости, и возможность привлечь серьёзную компанию, серьёзные финансовые ресурсы, и с большей вероятностью получить позитивные результаты. Собрать пул бюджетных зданий это первая задача, которую мы решаем в рамках взаимодействия с городами. В этой связи мы всегда обсуждаем: какая форма контракта нужна. Из двух форм либо мы приглашаем ЭСКО к установке оборудования и проведению мероприятий по энергосбережению, либо обременяем управляющую компанию  задачами связанными с управлением этим зданием. Мы стараемся повернуть наших партнёров, чтобы это был более сложный договор, договор полного управления зданиями. Но, опять таки, это вопрос неких компромиссов. Мы готовы обсуждать, в каждом случае, что рациональнее, какие плюсы и минусы есть. Какие издержки возникают в том или ином случае реализации той или иной формы договора. Но принципиально важно, что эти вещи должны на первых стадиях обсуждения проблемы в конкретном городе быть рассмотрены и приняты соответствующие базовые решения, чтобы уже в тендерной документации всё это было отражено.

    Вторая задача – как финансировать.

    Если удаётся сбить всё это в один крупный пакет. Если мы готовы провести один тендер сразу, например на 20 школ. Крупные игроки в этих условиях должны быть готовы взять на себя риски финансирования. В этом случае энергосервисная компания должна прокредитоваться сама. Тема, где они возьмут деньги - это их личная тема.

    Поскольку наши коммерческие банки не понимают, как устроены такие контракты, какие там риски, понятно, что и кредитовать они такие вещи они не готовы.

    Но не всё так плохо. Всё, что связанно с энергоэффективностью, это сегодняшние интересы международных финансовых институтов (их задача формировать новые финансовые продукты и кредитовать те отрасли экономики, которые сегодня коммерческий банковский сектор не кредитует) и прежде всего Европейского банка, а в нашей стране Внешэкономбанка, который тоже является финансовым институтом развития. Готова ли эта энергосервисная компания тратить свои собственные деньги на инвестиции, или она готова кредитоваться - это уже вопрос к ней самой. Как правило, финансирование по этой схеме структурируется  достаточно просто процентов 30-40 это собственные деньги, остальные заёмные. Поскольку у компании, в таком случае, будет  вполне нормальное ликвидное обеспечение в виде активов материнской компании, то темы больших кредитных рисков, как правило, у кредиторов не возникает. Эта тема, которая скорее всего, будет реализована в первых проектах. Но в любом случае мы пытаемся создать конкурентный рынок так, чтобы не только крупные акулы занимались энергосервисом, но и формировать интерес у малых бизнесов. А у малых бизнесов нет достаточных собственных ресурсов, что бы проинвестировать, а потом лет пять ждать, когда деньги вернуться.

    Поэтому вторая схема, которую мы предлагаем для развития в этом секторе малого бизнеса, заключается в следующем. Местные и региональные администрации за счёт бюджета формируют фонд энергоэффективности. На этом этапе в формирование фонда могут участвовать и МФИ (международные финансовые институты) в частности Европейский банк готов либо войти соучередителем в такой фонд, либо его прокредитовать. Что такое фонд энергоэффективности? Фонд энергоэффективности призван обеспечить рефинансирование кредитов энергосервисных компаний. Логика такая. Мы предполагаем, что энергосервисная компания провела мероприятия по энергоэффективности. Они проводятся достаточно быстро, в период -год  полтора. Как правило, эти мероприятия проводятся либо за счёт собственных средств, либо за счёт коротких, относительно дорогих, строительных кредитов. Если мероприятия проведены, ясно, что она свои издержки не покрыла и она будет покрывать их в течение 5 лет, за счёт эффекта - Д (дельта). Так вот краткосрочный строительный кредит может быть погашен из фонда энергоэффективности. По существу заключается договор уступки прав требования. Фонд покрывает строительный кредит энергосервисной компании, а в случае если энергосервисная компания не расплачивается с этим фондом, то он имеет право перевести на себя платежи бюджетных организаций за полученный эффект от энергоэффективности. Такая схема позволяет профинансировать деятельность небольших энергосервисных компаний.

    Схема достаточно сложная, но если говорить о энергосервисах, причём энергосервисах конкурентных, то очень важно продумать и схему их финансирования.

     Третья модель финансирования, которую мы рассматриваем в качестве возможной - это модель, которая отчасти уже реализована в Ростовской области, когда под энергосервисные контракты открывается кредитная линия того же Европейского банка. Чем хороша кредитная линия Европейского банка, тем, что это длинные деньги под относительно низкие проценты. В сегодняшних условиях финансового рынка это одна из немногих возможностей получить длинные и относительно дешёвые финансовые ресурсы. Эти кредитные линии открываются коммерческим банкам и понятно, что они сопровождаются определёнными требованиями к энергосервисным контрактам. Т. е. под эти кредиты могут финансироваться только те энергосервисные контракты, которые соответствуют требованиям международных финансовых институтов, в данном случае Европейского банка. Мы считаем, что эта возможность появится тогда, когда пройдёт уже не один конкурс по энергосервисным контрактам и когда это станет более менее распространённой практикой. Т. е. не сегодня и скорее всего ещё и не завтра.

    Необходимо понять, что энергосервис непростая штука, непростая штука не только с точки зрения технических вещей, но и в том числе с точки зрения формирования договорных, тендерных отношений и т.д. У него колоссальный потенциальный ресурс, но в то же время это далеко не панацея на все случаи жизни. Некоторое время назад мы занимались анализом возможности заключения энергосервисных договоров в Казахстане. Вывод, за счёт энергосервиса можно окупить порядка 20% потенциала энергосбережения. Т. е. всё, что связанно с относительно дешёвыми мероприятиями по энергосбережению; оптимизация вентиляционных режимов, регулируемая теплоподача и т. д. Но всё, что связанно с инвестиционными дорогими вещами, замена окон, теплоизоляция стен, что, в принципе, достаточно нужные вещи, за счёт энергосервиса окупить невозможно. Поэтому, если мы говорим о комплексном улучшении состояния здания, то очень важно рассматривать энергосервисный контракт во взаимодействии с расходами заказчика на капитализацию улучшения здания. Если мы хотим получить полный эффект от мероприятий по энергосбережению, то необходимо часть этих мероприятий переложить на бизнес, часть на энергосервис, а некоторые мероприятий финансировать напрямую из бюджета. В рамках энергосервисного договора с периодом окупаемости до 7-8 лет, капитальное улучшение здания профинансировать не удастся. А на больший срок ни один бизнес, ни один банк денег просто не даст.

Прочитано 5825 раз Последнее изменение Пятница, 10 Февраль 2017 17:43

последние комментарии

  • Гостевая книга
    • Добрый день! Лично исследовали пеноизол отлитый в алюминиевые сендвич панели советских времен в начале ...

      Подробнее...

       
    • Доброго времени суток!очень полезная информация ,осталось не понятным только срок службы материала ...

      Подробнее...

       
    • Хотел бы поблагодарить сотрудников этой компании за вдумчивый и профессиональны й подход к своей ...

      Подробнее...

Статьи

  • Плюсы и минусы пеноизола
    Пеноизол, он же карбамидный пенопласт, получают путём вспенивания и последующей полимеризации карбамидной смолы.
  • Назначение и виды утеплителей
    Вы вольны не утеплять дом только в одном случае, если построен он из утеплителя.
  • Теплоизоляция
    "Мужчина должен посадить дерево, построить дом и вырастить сына» утверждает народная мудрость. Построить не просто дом, а современный дом – задача достаточно непростая."
  • Преимущества пеноизола
    Энергоэффективность Шумоизоляция Не горючесть Не токсичность Дышит
  • Утепление наружных стен
    Утепление наружных стен Решили снизить затраты на отопление, составляющие 3/4 всех расходов по обслуживанию дома - значит пора провести работы по утеплению здания и замене окон. Это особенно актуально для старых холодных домов, коттеджей и тех зданий, фасад которых никогда не утеплялся.
  • Мостики холода.
    Мостики холода. Утепление кровли. Теплоизоляция подвальных помещений.
  • Пеноизол в вопросах и ответах
    Пеноизол в вопросах и ответах · Сколько тепла теряет дом через стены, окна и двери? Как бороться с этими потерями?
  • Энергоэффективный дом
    Энергоэффективный дом. Сложно коррелировать между собой уровни энергопотребления Европы, отапливаемой Гольфстримом, с Российскими Сибирью и Заполярьем, обогреваемыми зимой только северным сиянием.
  • Вся правда о формальдегиде
     Пеноизол, дешёвый утеплитель, одинаково подходит как для утепления стен и потолков строящегося дома так и для повышения энергоэффекивности старинных сооружений.
  • Свойства и характеристики пеноизола
  • Шум - враг коварный и незримый
    Вредного много нам в уши идёт. Лукреций Кар (I век до н. э.) Долгое время человек жалуется на недомогание. Симптомы – головная боль, головокружение, тошнота, чрезмерная раздражительность. Врач в затруднении – результаты обследования говорят об отсутствии явных отклонений в организме. В чём же дело? И, пожалуй, лишь жалоба на временное снижение слуха помогает установить: у пациента шумовая болезнь – результат постоянной работы в шумных условиях…
  • Утепление пеноизолом
    Заливка пеноизола под давлением в полости кирпичных стен. В этом случае проводились работы по восстановлению деградировавшей теплоизоляции коттеджа.
  • Производство без шума
    Шум – невидимое но от этого не менее вредное загрязнение окружающей среды.
  • Новые технологии утепления домов
    Старые дома, как правило, имеют небольшой слой теплоизоляции или не имеют его вообще. Это влечет за собой большие счета за отопление зимой и кондиционирование летом. При этом общее состояние здания и небольшой износ позволяют эксплуатировать его ещё многие десятилетия. Выход из ситуации один, подобрать приемлемый вариант эффективной теплоизоляции дома.
  • Испытания и сертификаты